Пять углов



Пабликатор
Школьные проекты
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

МедикОльга ВасильевапутешествиясочинениеВостребованныеискусствоДля гуманитариеврейтингКак сдать ЕГЭ на 100 балловШкольные проектыДевятиклассникамЛучшее на СтенеСПбПУРособрнадзоркитайский языквузылитератураурокикем бытьчто посмотретьОбразовательная резняГарри ПоттерматематикаЛЭТИкаталог увлеченийИТМОТворческиевыпускнойКонцертPokemon GOМинистр образованияисториякак живут студентыУчителькиновысшее образованиеВасильевапабликаторолимпиадаОГЭуниверситетЧто почитатьПсихологМГУКак сдать ЕГЭбудни студентовпоступлениеСПбГУбюджетные местаитоговое сочинениелайфхаквыставкишкольникилайфхакиприемная кампанияфизикаНовыеСтипендияроботыАлые парусаСериалинтервьювступительныеЖурналисткуда пойти учитьсяобщагаМинистерство образованияЕГЭпрограммированиешколаКуда сходитьувлеченияжурфакобразованиерусский языкМного платятличный опытФИПИпсихологияабитур 2016егэ 2017музыкаВПРДизайнерколонка редактораВУЗЕГЭ 2016После 9-го классаинформатикаВетеринаррейтинг вузовробототехникакаталог сочиненийКаталог вузовкнигистудентыразвлечениясвободное времядополнительные баллы
Ольга Берггольц «Я иду по местам боёв…»

Ольга Берггольц «Я иду по местам боёв…»

Анализ стихотворения, тема войны и любви

Просмотры
140

Однако в творчестве поэтов и писателей России и Беларуси наиболее ярко отозвалась тема Второй Мировой и Великой Отечественной войны, ведь именно на долю наших народов выпала тяжелейшая судьба военных лет.

Тема войны – одна из самых сложных: трудно и писать, и читать подобные произведения. Одно из ярчайших литературных представлений о войне связано лично у меня с блокадой Ленинграда. В одной книге были фотографии дневника маленькой девочки Тани, где она пишет, как умерли все её соседи и родственники, но особенно поразила меня последняя фраза, после которой запись прерывалась: «Все умерли, осталась одна Таня…»

08.09 – день блокадника

Именно испытание блокадой, испытание, уже, к сожалению, не первое в жизни, выпало перенести Ольге Берггольц. Внешне хрупкая, душой она оказалась сильнее многих, и не просто сдала свой жизненный экзамен, но и сделала это с несравненным достоинством. Достойно выполнила она и другую свою миссию – объяснить каждому читателю необходимость правильного жизненного выбора.

События военных лет, наложенные на личное горе, вылились в стихотворения, дышащие решимостью, любовью и горечью. Не стало исключением и произведение «Я иду по местам боёв…»

По-моему, это стихотворение не только о войне и любви, оно ещё и о становлении идеала человека, его характера, о трудности отыскать, особенно после тяжёлых испытаний, своё настоящее сердце. Слова автора о своём потерянном сердце, о своей душе звучат эмоционально, Ольга Берггольц словно кричит:

Чтоб сгорала мгновенно ложь – 
вдруг  осмелится подойти, – 
чтобы трусость бросало в дрожь, 
в леденящую, – не пройдёшь! – 
если встанет вдруг на пути. 
Чтобы лести сказать: не лги! 
Чтоб хуле сказать: не твоё!

Человеческий идеал автора описан на первый взгляд ясно и просто, но, тем не менее, пульс учащается, мысль работает быстрее. На мой взгляд, ответ – в трагическом, возвышенном пафосе. Эта мысль находит своё подтверждение и в нетождественности строф, говорящих скорее всего о большой эмоциональности, в обилии восклицательных знаков и в антитезе второй строфы:

И всё то, что было вокруг – 
огонь и лёд, и шаткая кровля, – 
было нашей любовью, друг, 
нашей гибелью, жизнью, кровью.

Нашу догадку поддерживает лексическая анафора, чётко выраженная в третьей строфе:

«В том году, в том бреду, в том чаду, 
в том, уже первобытном льду…»;

Ассиндетон, придающий третьей строфе динамизм и насыщенность, также, по-моему, работает на создание эмоциональности:

В том году, в том бреду, в том чаду, 
в том, уже первобытном льду, 
я тебя, моё сердце, найду, 
может быть, себе на беду.

Интересно, на мой взгляд, раскрыта особенность художественного времени. Лирический герой (или, что вероятнее, исходя из историко-биографического контекста, героиня), находясь в настоящем, вспоминает прошлое, придавая ему большое, определяющее значение, показывая, что минувшие события не забыты, и заглядывает в будущее. Гармоничность этой задумки не  нарушается, по-моему, благодаря балансу глаголов всех времённых форм.

Очень важна и фраза в  первой строфе: «Здесь оставлено сердце моё…» Страдательный залог причастия «оставлено» употреблён именно в этой грамматической категории явно не случайно, оно наталкивает нас на мысль о невольности, вынужденности произошедшего.

Это произведение, написанное анапестом, имеет даже не чередующуюся построфно, а вольную рифмовку, когда в первой и второй строфах использована перекрёстная рифмовка, в третьей строфе, являющейся к тому же и кульминацией стихотворения, и части  четвёртой (до слов: Друг, я слышу твои шаги Рядом, здесь, на местах боёв…) используется вольная рифмовка, подчёркивающая импульсивность и эмоциональность.

Говоря о строфическом разделении стихотворения, я считаю нужным повторить, что их нетождественность обращает наше внимание на чувства и переживания лирической героини. Тем не менее, разделение на строфы, по-моему, объяснимо: они делятся по смыслу.

Первая строфа, небольшая по размеру, тем не менее сюжетна, она передает событийный ряд, здесь впервые упоминается символ «сердце», подчёркивается вынужденность всех предшествующих событий.

Во второй строфе, где описывается военное жилище героини, Ольга Берггольц в качестве средства лексической выразительности использует антитезу (противопоставление характеров, образов и обстоятельств, создающее эффект резкого контраста):

И все то, что было вокруг – 
огонь и лед, и шаткая кровля, – 
было нашей любовью, друг, 
нашей гибелью, жизнью, кровью.

Третья строфа, которая, по-моему, является кульминационным моментом произведения, богата средствами лексической и звуковой выразительности. Анафема и ассидентон, придавая динамизм и насыщенность, сообщают нам, что именно этот отрывок, именно эта строфа являются стержнем и нервом произведения:

В том году,  в том бреду,  в том чаду, 
в том, уже первобытном,  льду, 
я тебя, мое сердце, найду, 
может быть, себе на беду. 
Но такое, в том льду, в том огне, 
ты всего мне сейчас нужней.

Именно этот отрывок характеризуется  наибольшей фонетической выразительностью, аллитерацией на звук /ду/. Звуковая организация речи наверняка продумана автором – звук /ду/ сам по себе довольно резкий, напоминающий разрыв снарядов, заставляет нас заострить своё внимание именно здесь:

В том году, в том бреду, в том чаду, 
в том, уже первобытном, льду, 
я тебя, мое сердце, найду, 
может быть, себе на беду. 
Но такое, в том льду, в том огне, 
ты всего мне сейчас нужней.

Четвёртая строфа, обладающая большой лексической выразительностью, разделена по смыслу на три части с разными видами рифмовок: вольной, перекрёстной и парной. Обилие выразительных средств наталкивает нас на мысли о близости финала. Анафора, усиливающая наше впечатление, сочетается с нарочитым отторжением эвфемизма и применением увеличивающего чувственность, эмоциональную глубину прозаизма, который показывает несдерживаемый поток мыслей:

Чтоб сгорала мгновенно ложь – 
вдруг осмелится подойти, – 
чтобы трусость бросало в дрожь, 
в леденящую, – не пройдешь! – 
если встанет вдруг на пути. 
Чтобы лести сказать: не лги! 
Чтоб хуле сказать: не твое!

Применение апострофы, которая, кстати, встречается на протяжении всего стихотворения, носит, по-моему, биографический характер:

Друг, я слышу твои шаги 
рядом, здесь, на местах боев. 
Друг мой, сердце мое, оглянись: 
мы с тобой идем не одни.

Несмотря на то, что не принято отождествлять  лирического героя с автором, я рискну предположить, что произведение сугубо автобиографично. Раскрывая историко-биографический контекст, нельзя не упомянуть о трагических событиях предвоенных и военных лет. Сначала смерть двух дочерей, потом заключение по ложному обвинению в сталинскую тюрьму, после пыток в которой Ольга Берггольц родила мёртвого ребёнка, и, наконец, смерть в блокадном Ленинграде тяжело больного мужа. Не удивительно, что лирическая героиня, максимально сближенная с автором, пытается найти своё сердце... Не удивительно, что она пытается обратиться к мужу, ведёт внутренний разговор с ним...

Тем не менее автор не ограничивает своё стихотворение рамками «я и ты», она понимает, что подобная участь коснулась многих:

Да, идет по местам боев поколенье твое и мое, и – еще неизвестные нам – все пройдут по тем же местам...

Здесь поэт обращает наше внимание на социокультурный контекст, общность проблемы, говоря о целом поколении, отталкиваясь от того, что войной были задеты люди всех слоёв и национальностей.

Однако не стоит забывать, что, несмотря на присутствие любовной лирики, основной темой является война.

Если взглянуть на стихотворение с философской точки зрения, по-моему, основной идеей является мысль о создании и поиске человеческого идеала, о реальности или утопичности его обретения, о необходимости думать, о возможности выбора и возврата себе старого сердца, старой души – бескомпромиссной, честной, прямой.

Безусловно, это трудное произведение, которое, наверное, невозможно до конца понять, но может всё-таки стоит попробовать?..

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
Комментировать