Пять углов



Школьные проекты
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
Журфак
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

Как сдать ЕГЭаккредитацияхимияКаталог профессийВостребованныеМинобрнаукигимназия 19 ОрелВУЗУчительличный опытрусский языколимпиадаКуда сходитьроботыпоступлениестудия журналистики Калининского р-наМного платятВыходныеобществознаниекак сдать ОГЭвузыкуда сходить на неделелитературавыпускнойсоветыДень открытых дверейАкадемическая гимназия 56Ольга ВасильеваИТМОYoutubeисследованиеэкзаменЧто почитатьДевятиклассникамТворческиекиберспортинформатикакнигиИгра престоловопросрейтингспектакльфестивальитоговое сочинениеОГЭкак прошли ЕГЭ-2018образованиеНИУ ВШЭувлеченияСПбГУрейтинг вузовКаталог вузовжурфак за и противлицензияфизикаВШЭПабликатор Дарьи КуликовойДля гуманитариевпабликатор Юрия БалясниковалайфхакЛЭТИкуда пойти учитьсяВКонтактепутешествияшколакинокуда сходить в выходныеолимпиадыэкзаменыФИПИСочинениеуниверситетЕГЭ 2018математикаегэ 2017Всероссийская олимпиада школьниковНовый годАлые парусаисторияРособрнадзорробототехникаКонцертМГУМинистр образованиякаталог сочиненийпабликаторшкола 118 МоскваЛучшее на Стенекем бытьВойсковицкая школа 1журфакбиологияканикулыкуда поступатьВПРНовыестудентыМинистерство образованиявыставка
«За юмором сплошная трагедия»: почему стоит увидеть новый спектакль о Довлатове

«За юмором сплошная трагедия»: почему стоит увидеть новый спектакль о Довлатове

Журналист ПУ побывал на новой постановке театра ЦЕХъ

Просмотры
474

Мне страшно читать Сергея Довлатова. Не отпускает ощущение, что кого-то
хоронят. Его шутки звучат как из уст утопающего, вытягивающего себя за косичку
– этакий Мюнхаузен, борющийся за жизнь. Но с чем за неё борется Довлатов?

«Не с самим ли собой, ныряющим в пустоту» как в строчке из
стихотворения Веры Полозковой – это ответ, который я нашла для себя в спектакле
театра ЦЕХЪ «Довлатов. Пять углов» постановки режиссёра Людмилы Никитиной. Борьба
разных «я», которая в текстах может быть не очевидна, в спектакле выносится на
поверхность, разворачивается на сцене. Это такой спектакль-душа писателя, это писатель
изнутри. Поэтому если и вы не понимаете, что такое Довлатов – приходите, вам
покажут.

Его «внутренности» на сцене выражают две личности – грустная
тряпичная кукла и импульсивная и очень живая её копия в лице и теле актёра
Антона Шварца. Кукла то наблюдает происходящее свысока, свесив ноги с книжной
полки, то покорно перемещается по комнате вслед за живой копией. Копия скачет
по сцене, дурачится, негодует, шутит, рассказывает. Таскает куклу за собой,
мол, посмотри, посмотри. Кукла сидит, где посадили, и смотрит на происходящее с
самой собой обречённо и равнодушно. «Мне стало противно, и я ушёл.
Вернее остался»

Но кто из них – настоящий Довлатов? Оба. В том и беда, что это
не два разных Довлатовых, а две стороны его души. Настолько живо отыгранные на
сцене, что получился моноспектакль на двоих.

Это вам не
игрушки

А в чём, собственно, противоречие между этими «я», почему
разворачивается борьба? Тряпичная кукла неспроста оглядывает мир таким
печальным, потерянным взглядом, будто перед ней разворачивается шекспировская
трагедия – так и есть. Она видит всё трагедийное в мире и себе, и не может с
этим справиться.

А чем больше наш писатель погружается в трагедийность мира,
тем веселее балагурит, тем яростнее отшучивается. Это похоже на старую ни то
притчу, ни то сказку про клоуна, обратившегося к психологу с просьбой вылечить
его от тоски, и получившего билет на собственное цирковое представление.



Только собственный цирк не спасает Довлатова. Балагур
удаляется за сцену, не выдерживает и оставляет куклу наедине с трагедизмом
мира.

И становится ясно, кого хоронят.

Утопленник

К финалу трагедия на сцене существует уже в чистом виде.
Эмиграция. Тряпичная кукла сидит у импровизированного окошка с видом на Пять
углов и мечтает об одном – вернуться на Родину. В свой город. К Пяти углам.
Вернуться если не физически, то своими текстами, голосом в радио записях.

Парадоксально – у Довлатова за юмором сплошная трагедия, но трагедийность
есть и то единственное, чем можно испортить его театрализованную подачу. Можно
носиться по сцене, строить рожи, хохотать во весь голос, можно вскакивать на
стол и бросаться шапкой в зрителя: всё это будет верно и всё по-довлатовски, только
никаких трагедий. Чуткий зритель должен дочувствовать их сам.

И эта постановка позволяет именно дочувствовать. За человека,
чью душу ты два часа наблюдаешь на сцене, становится непоправимо грустно.
Настолько, что хочется выйти обнять большого и какого-то несуразного Сергея Довлатова.
Посидеть с ним. Придержать за косичку.

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
Комментировать