Пять углов



Школьные проекты
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
Журфак
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

Творческиефестивальлайфхакпабликатор Юрия БалясниковаматематикаОльга Васильевакак сдать ОГЭPokemon GOмузыкаYoutubeитоговое сочинениеОГЭрейтинг вузовжурфак за и противолимпиадаобразованиепоступлениерусский языкЧто почитатьспектакльувлеченияинформатикаКуда сходитькиновыставкаНИУ ВШЭАкадемическая гимназия 56СочинениеДля гуманитариевкиберспортжурфаккем бытькаталог сочиненийкнигигимназия 19 ОрелВсероссийская олимпиада школьниковВУЗВШЭпабликаторфизикаВостребованныелитератураКаталог профессийэкзаменкуда поступатьДень открытых дверейУчительВКонтактеегэ 2017МГУрейтингобществознаниеопросМинистр образованиястудентыМинистерство образованияИТМОВПРКонцертНовый годЕГЭ 2018Каталог вузовкуда пойти учитьсяФИПИгеографияИгра престоловСПбГУпсихологияканикулыКак сдать ЕГЭЛучшее на Стеневузыкуда сходить в выходныепутешествияолимпиадыкуда сходить на неделевыпускникиМного платятВыходныеДевятиклассникамстудия журналистики Калининского р-нахимияуниверситетсоветыродителиисследованиеРособрнадзорМинобрнаукиЛЭТИличный опытАлые парусалицензияробототехникашколаисторияНовыеинтервьюроботывыпускной
Влюбленная в мюзикл // Интервью с Агатой Вавиловой

Влюбленная в мюзикл // Интервью с Агатой Вавиловой

25-27 февраля в Санкт-Петербургском театре Музыкальной комедии пройдет очередной блок мюзикла «Джекилл и Хайд». С исполнительницей одной из главных ролей проекта – Агатой Вавиловой пообщалась юнкор ПУ Ника Ломако.

20.01.2016 | Диана Черношейкина
Просмотры
827

-Агата, с какого возраста Вы начали заниматься музыкой, как пришли к этому?

- Я еще зацепила то время, когда на вступительных экзаменах в музыкальную школу пели «Солнечный круг», и в пять лет поступила с частушками про косолапых петухов. Сначала меня взяли на скрипку, сказали, что у девочки хорошие руки. Но скрипка – совершенно невыносимый ад. Два года я прозанималась, и перевелась на фортепианное отделение. 

-Вы говорили, что долго не верили в свои силы, почему?

-Определенная деятельность накладывает свой отпечаток. Да, я закончила Петербургскую театральную академию, эстрадное отделение, но мой курс был, в какой-то степени, обособленным. Наша мастерская находилась отдельно от самого института, и пять лет мы варились в одной каше, поэтому знали друг о друге всю подноготную. Правильно же говорят, что театр, по сути своей – некий клубок единомышленников, небольшой «террариум» (смеется). Мы, конечно, дружили и до сих пор дружим, но в какой-то момент ты понимаешь, что все эти интриги уже настолько сидят в печенках, что заканчивала институт я уже с каким-то отторжением. Пойду хоть пирожками на рынок торговать, но только не в театр! Однако на сцену все-таки хотелось. Тогда я попала в лучшую, на тот момент, шоу-программу города - шоу-холл «Атмосфера». Это было прекрасное место: большая сцена, удобная гримерка, отличное оснащение, хорошее отношение - все было замечательно… Но нужно понимать, что это все равно ресторан: столики и корпоративы. Все, что виделось изначально - весь этот флер красоты, костюмов, света и т.д. очень тесно граничило с нехорошим словом «кабак», где есть пьяные гости с их семейными посиделками... Наш народ, к сожалению, очень любит плохую музыку и не очень любит хорошую. Мы выискивали какие-то сумасшедшие, уникальные треки, а в итоге, когда заканчивалась шоу-программа и вокалисты оставались работать на, так называемую, дискотеку, подходил кто-нибудь, заказывал, грубо говоря, «Рюмку водки на столе», и зал вставал. Я проработала там достаточно долго, и очень люблю это место, оно дало мне колоссальный жизненный и сценический опыт, но в момент, когда снова встал вопрос о театре, я подумала: «Боже мой… Да я уже ничего не умею, не помню, как это делается, имею ли я вообще право?» А потом психанула и пошла на кастинг «Чаплина»; потеряла несколько килограммов нервных клеток, но как-то совершенно случайно все получилось. Страшно было чудовищно, а репетировать было еще страшнее, потому что второй состав практически весь постановочный период просто сидел и смотрел. Моя роль выглядела графиком в тетрадке, в которой были пунктиры: здесь кто-то заходит, кто-то выходит, тут стоит стол, я обхожу с этой стороны… И к моменту, когда меня выпустили на площадку, сказать, что то, что я делала, было плохо – ничего не сказать. Мне было настолько страшно, что я боялась рукой пошевелить. Ужас.

-И как же Вы справлялись с этим состоянием?

-Да никак. В ужасе ходила по площадке и очень плохо играла... Это прозвучит очень странно, но я ненавижу репетировать. Точнее, я не люблю первые репетиции. Всегда очень стесняюсь, потому что все смотрят, ты под прицелом. Говорят, что когда в зале сидят друзья, должно быть легче – ничего подобного. Когда на тебя смотрят «свои» – ответственность возрастает в два раза, а когда смотрят коллеги – это вообще сущий кошмар. Поэтому для меня первые репетиции – это всегда страх. А сцены я не боюсь. То есть, я могу зажаться в классе, когда «глаза в глаза», зато потом на сцене оголтело делать все, что угодно.

-Получается, перед выходом на сцену не волнуетесь?

-Волнуюсь, конечно, но это уже совсем другие нервы, кураж, хотя, порой, и очень неприятный. Перед премьерой в «Чаплине» мне было так страшно, как, кажется, не было никогда в жизни, потому что я впервые выходила на такую сцену. Я стояла в этом зале, смотрела на всю эту красоту, зрительный зал, бархат, сумасшедшую сцену и думала: «Мама… Что я здесь вообще делаю, как можно?»

-О чем мечтали, поступая в Театральную академию?

-Наверное, соврет тот артист, который скажет, что он не хочет признания, известности. Если у тебя нет амбиций, в этой профессии делать нечего. А анализировать мечту как-то странно. Согласись, когда мечтаешь о чем-то, ты не думаешь: «Вот я мечтаю, чтобы у меня был домик у моря «Потому что»…». Просто хочу, чтобы так было, меня почему-то это греет. Поэтому когда я поступала в театральную академию, совершенно четко понимала, что (улыбается)… Мюзикл – это всегда самый желанный жанр…

-То есть всегда хотелось именно играть в мюзиклах?

-Нет. На тот период я была абсолютно убеждена, что в нашей стране жанра не будет, потому что те примеры, которые я видела, еще участь в школе или на первом курсе института, на мой личный взгляд – плохие. Мне не нравилось, как поют, не нравился звук, костюмы, игра… Поэтому я не верила. Почему мюзикл – самый желанный жанр? Потому, что там есть все: можно реализоваться и как драматическая актриса, и как вокалистка, у тебя богатая палитра красок. И я понимала, если что – с ноутбуком в ресторане и так встану. Ну а где еще петь, собственно? А актерское образование ни одному вокалисту не помешает, потому что сейчас не сцене очень мало думающих певцов, которые понимают, о чем они поют, чего хотят добиться от публики, и при этом не наворачивают бездумно мелизмы просто потому, что модно. Я очень «люблю» этих персонажей, которые поют военные песни, обрамляя все мелизматикой. Так что я всегда хотела в мюзикл, просто до определенного момента все-таки склонялась в сторону вокала.

-Значит, если не российский, то зацепил какой-то западный мюзикл? Что вовлекло в жанр?

-Первый сдвиг произошел на французском «Нотр-Дам де Пари». Это был класс шестой-седьмой, когда мама привезла откуда-то нелицензионный, кустарно записанный аудиодиск. А у меня, к слову, дома никогда не играет музыка, потому что я к ней отношусь, как к телевизору, для меня не бывает фона. Я начинаю слушать и параллельно ничего делать не могу. И я помню, как мама поставила этот диск, я села напротив музыкального центра, огромного неподъемного монстра со здоровенными колонками, и стала слушать. Первой, что я услышала, кажется, была ария Квазимодо, и тогда я поймала себя на том, что рыдаю. Неосознанно, просто сижу и чувствую, что руки подпирают мокрую щеку. С тех пор пошел интерес.

-Знаю, что самая долгожданная и выстраданная роль – Люси. Почему именно она?

-Когда я впервые пришла в Театр музыкальной комедии, на «Чаплина», я обладала немножечко другими физическими данными…на 23 кг больше, чем сейчас. И это очень странное ощущение, когда ты сам себе не соответствуешь, своей внутренней составляющей. Тебе некомфортно, неудобно, и ты, в общем-то, хотела бы играть другие роли, но адекватно понимаешь, что это невозможно. Поэтому моим уделом были мамы, няни, бабки, кормилицы, все домашнее и дородное. А дело-то в том, что по натуре своей я такая же женщина. Я люблю, разочаровываюсь, со мной происходят какие-то вещи, и мне всегда хотелось сказать что-то женское. Да, смешить и веселить – это прекрасно, и я рада, что у меня есть комические роли, но меня никто никогда и не видел в другом ключе. Возьмем того же «Чаплина» или «Голливудскую диву» - это все равно гротесковые образы, я ведь не лирическая героиня; то есть, я не могу сыграть Джульетту, разве что в каком-то очень авторском прочтении (смеется). И Люси – роль, которая стала для меня билетом в ту театральную жизнь, в которую мне хотелось. В основном все мои героини старше по возрасту, они будут позже. А Люська как раз ко всему пришлась: и к возрасту, и просто очень вовремя попалась в жизни по психологическому состоянию, она со своими проблемами мне была очень близка.


-Отдыхать как любите?

-По-разному. Единственное - я совсем не экстремал, не катаюсь на сноуборде, на лыжах или чем-то в этом роде. У меня даже велосипеда сейчас нет. Я часто хожу к своим друзьям на всевозможные концерты, спектакли, для меня нет лучшего отдыха, чем общение. Я не отшельница, не люблю быть одна, потому что когда остаюсь наедине с собой, это чаще не отдых, а самокопание. Хотя иногда хочется, конечно, побыть одной, у меня бывают великолепные вечера наедине с интересным умным человеком (смеется). А если, и правда отдыхать одной, то я скорее завалюсь в ванну, включу какой-нибудь фильм на ноутбуке и буду тупить. А так я компанейская, мне надо куда-то бежать, с кем-то общаться, плясать…

-В одном из интервью Вы ассоциациировали ваших коллег среди мужчин с предложенными Вам словами. Что насчет девушек? Например, Вера Свешникова?

- Голосистая.

-Наталья Диевская?

-Настоящая.

-Мария Лагацкая?

-Сильная.

-Лика Рулла?

-Хочется сказать слово «породистая», не знаю, этично ли оно звучит. Благородная, наверно.

-Манана Гогитидзе?

-Уютная.

-Мария Елизарова?

-Нежная.

-Елена Газаева?

-Любимая.

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
Комментировать