Пять углов



Пабликатор
Школьные проекты
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

миниатюрапсихологияОГЭличный опытпутешествияВУЗвузыисторияСПбГУнаукабюджетные местаМного платятмузыкаИТМОкем бытьвступительныеВПРинформатикаШкольные проектыстудентыхимиякаталог увлеченийуниверситетшколаДизайнерЛЭТИрейтингМГУВостребованныеНаноинженеркаталог вузовУчительГИАсочинениепабликаторрусский языкискусстворейтинг вузовроботыМинистр образованиявыставкисвободное времяМинистерство образованиявысшее образованиеКуда сходитьлайфхакилайфхакобщагаколонка редактораегэ 2017приемная кампанияЖурналистбудни студентовкак живут студентыТворческиеДевятиклассникамразвлеченияСтипендияолимпиадаитоговое сочинениеPokemon GOчто посмотретьжурфакГарри ПоттерЕГЭ 2016Петицияробототехникакуда пойти учитьсяпрограммированиеЛучшее на СтенеКаталог профессийАлые парусаНовыеурокиабитур 2016РособрнадзоролимпиадыКак сдать ЕГЭ на 100 балловКВНобразованиекнигипоступлениеОбразовательная резняфизикаФИПИинтервьюкиноПсихологсоветыКак сдать ЕГЭДля гуманитариевКонцертувлечениявыпускнойОльга Васильевалитературакаталог сочиненийматематикаВасильева
Ты мне друг или “Хэмпден”?

Ты мне друг или “Хэмпден”?

Вспоминаем героев войны

10.05.2016 | Юлия Рожнова
Просмотры
253

«Ну, Иван Яковлевич, в добрый путь, — напутствовал Гарбуза Борис Феоктистович и улыбнулся: — Отныне будем считать тебя отцом североморской торпедоносной авиации». (Хаметов М. И. В небе Заполярья.) Эти слова написаны о моем прадедушке, Иване Яковлевиче Гарбузе.

Все детство я знала, что дедушка был героем войны, летчиком, сражался и погиб в 1942 году. Недавно решила изучить его жизнь подробнее: как оказалось – мой прадед – легендарный человек, чье имя не раз упоминается в книгах об истории военной авиации.

Бабушка, Нина Ивановна, помнит его не очень хорошо, её мама практически ничего не рассказывала, потому что после войны вновь вышла замуж. Что-то мне удалось узнать от старшей сестры моей бабушки, Ларисы Ивановны. По её словам, она тоже плохо помнит отца, а все, что мне рассказала – знает из разговоров взрослых.

Иван Яковлевич Гарбуз родился в 1909 году. В материалах ЦВМА (центрального военно-морского архива) сказано, что он родился в деревне Вознесенка Стерлитамакского района Башкирской АССР. Там вырос, а после поступил в летную школу. После её окончания он посвятил себя работе в минно-торпедной авиации. Долгие годы он оттачивал навыки на учебных полигонах Черноморья и Балтики. Во время финской войны воевал на бомбардировщике и был награжден орденом Красной Звезды.

Великая Отечественная война застала его и его семью в Евпатории. Жену и двух маленьких дочек эвакуировали в Куйбышев (Самару), а дед отправился исполнять свой долг. В начале войны на Северном флоте не было торпедоносной авиации. В задачи ВВС флота входила поддержка сухопутных войск с воздуха, прикрытие союзных конвоев, следовавших в Мурманск и Архангельск. Одной из наиболее важных задач было противодействие немецким судам, которые вывозили никель из Норвегии и действия на коммуникации противника (остановка снабжения вражеской армии).

Северный флот

12 сентября 1941 года звено (три самолета) торпедоносцев старшего Лейтенанта Ивана Гарбуза прибыло на Северный флот. Этого было очень мало, но дополнительные силы пришли только к концу марта. Все это время ВВС Северного флота состояли всего лишь из 3-х торпедоносцев и 12 бомбардировщиков

Во время боевых вылетов у летчиков то и дело отключалась радиосвязь. Налеты зачастую проводились без предварительной разведки. Торпедные атаки летчиков не давали результата. Из-за неудач в полку начинаются разговоры о том, что, возможно стоит отказаться от этого вида вооружения. Однако Гарбуз сохраняет полную уверенность в том, что торпеды должны широко использоваться авиацией.

- Торпедоносцы более, чем летчики других родов авиации, нуждаются в повседневных тренировках, непрерывном совершенствовании своего боевого мастерства. Мы же понадеялись на старые навыки и на накопленный в прошлом учебный опыт. Это привело к тому, что ни одна из проведенных нами торпедных атак не дала желаемого результата. Виновато не наше оружие, а мы, плохо его использовавшие.

Так летчики продолжали боевые и разведывательные вылеты, а в перерывах они практиковались в сбрасывании торпед, не прекращая учебных полетов.

Первый успех

Александр Широкорад в своей книге «Торпедоносцы в бою. Их звали «смертниками"», ссылаясь на «Справочником потерь…» отмечает, что первый успех торпедоносцев Северного флота, состоялся 29 июля 1942 г. Он пишет о том, что в этот день самолет-разведчик обнаружил 2 транспорта и три сторожевых катера. Вылетели 2 ИЛ-4, которые одновременно атаковали транспорт в 15 000 т. «Экипажи самолетов наблюдали попадание двух торпед в транспорт, который затонул с дифферентом на корму и креном на правый борт «.

Однако, Мирослав Морозов, военный историк, писатель, кандидат исторических наук, в своей книге «Торпедоносцы Великой Отечественной. Их звали «смертниками"» ссылаясь на документы обеих сторон, опровергает эту информацию. Он утверждает, что первый реальный успех торпедоносцы достигли лишь 9 августа: «Разведкой были обнаружены несколько кораблей, для атаки вылетели 2 самолета, ведущим летчиком был Иван Гарбуз. Сброс торпед был осуществлен с дистанции около 400 м». По наблюдениям экипажей, обе торпеды попали в судно и оно затонуло.

В семейном архиве сохранилась вырезка из газеты, в которой была статья о прадедушке. Из неё я узнала, что именно учебная и боевая деятельность, организованная Иваном Яковлевичем Гарбузом, становится основой для формируемого в октябре 1942 года полка североморских торпедоносцев: «Организацию минно-торпедного полка капитан Гарбуз встретил с воодушевлением и энтузиазмом. Он стремился как можно быстрее обучить и ввести в строй новое подразделение торпедоносцев».

Герой Советского Союза, капитан В. Киселев вспоминал слова Гарбуза, в которых он очень точно сравнивает торпедную атаку и штыковой бой:

«Пехотинец в штыковом бою сходится с противником лицом к лицу, глаз на глаз, чуть ли не кулаками дерутся. Точно так же и мы. Никто из летчиков не подходит ближе нас к врагу, и торпеда, как штык, вонзается в него и разрывает в клочья. Русского штыка издавна боялись немцы. Содрогнутся они и от советской торпеды».

По словам учеников Гарбуза, его обучение и помощь были неоценимы. Он учил летчиков, как правильно производить выбор цели и «заход на цель», рассказывал им о тонкостях и уловках противозенитных маневров:

« В этом – залог победы. Если будете несмотря ни на что выдерживать скорость, высоту, направление – транспорт от вас не уйдет. А в бою ни о чем, кроме победы, думать нельзя», - говорил Гарбуз.

«Ты мне друг или “Хэмпден”?»

Атаками противника на аэродром Ваенга было уничтожено значительное количество самолетов, и к 15 сентября в Ваенге осталась всего одна торпеда. Помощь пришла от союзников, на аэродром доставили самолеты «Хэмпден». Первый полет 19 октября совершил капитан Гарбуз. Сразу же выяснилось, что «Хэмпден» весьма строг в пилотировании и в принципе мало соответствует требованиям, предъявляемым к торпедоносцам. Сначала летчики за форму фюзеляжа окрестили «Хэмпдены» «балалайками», затем, за невысокие летные характеристики, — «таратайками». После серии аварий и катастроф в обиход вошел риторический вопрос: «Ты мне друг или “Хэмпден”?»

Для того, чтобы «новички» оценили эффективность неиспытанного ими в бою оружия, 17 ноября 1942 года капитану Гарбузу командование поручило сбросить в заливе боевую британскую торпеду. Мощный взрыв, направленный им в скалу, произвел на летчиков огромное впечатление. По словам В. Киселева, «забывалось, что мы присутствуем на показательных учениях. В памяти всплывало все, что мы знали о торпедных атаках командира нашей эскадрильи. Имя Гарбуза было у всех на устах. И то, что не за горами день, когда Иван Яковлевич поведет нас на выполнение боевых заданий, создавало в эскадрильи и во всем полку приподнятое, праздничное настроение».

Но ему не удалось повести своих учеников на разгром вражеских конвоев. Уже на следующий день (18 ноября) английская техника сделала то, чего не смогли добиться немецкие истребители и зенитки. При выполнении учебного ночного полета над аэродромом «Хэмпден» командира эскадрильи капитана Гарбуза внезапно свалился на землю и сгорел, погребя под своими обломками пилота и воздушного стрелка.

У свежей могилы капитана Гарбуза выступил будущий Герой Советского Союза Василий Киселев:

- Твои боевые дела, дорогой Иван Яковлевич, продолжим мы, твои ученики, продолжим так, как ты нас учил. Мы не будем знать страха в бою, мы никогда не отступим перед лицом врага, как никогда не отступал ты. Твой образ всегда будет для нас примером и образцом. Знамя советской торпедоносной авиации, которое ты так высоко поднял над Баренцевым морем, мы пронесем далеко на Запад. Клянемся быть достойными тебя!

Эту клятву выполнили ученики Ивана Гарбуза, Герои Советского Союза Василий Киселев, Андрей Баштырков, Михаил Покало, Владимир Гаврилов и многие другие, потопив десятки фашистских кораблей.

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
По вашему запросу ничего не найдено
Комментировать