Пять углов



Наши опросы
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
На практику — в ПУ!
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

рейтингматематикачто посмотретьНа практику — в ПУ!МГУРособрнадзорПабликатор Дарьи КуликовойинформатикавыставкаВШЭрейтинг вузовитоговое сочинениерецензияТворческиеолимпиадаподготовка к ОГЭ 2019каталог сочиненийхимияпоступлениекуда сходить в выходныеГимназия 30 Петрозаводскстудия журналистики Калининского р-накиносоветы психологаЛето в городах РоссииСПбГУаккредитацияДля гуманитариевКак сдать ЕГЭСочинениешколаУчительНовый годИТМОКонцертувлеченияМинистр образованияКем быть?олимпиадыМного платятпутешествияэкзаменпабликатормедиацентр РакурсЛицей 11 ЧелябинскобразованиеКонкурсегэ 2017фестивальрусский языкЛучшее на СтенеработаИван Трояновкуда поступатьличный опытканикулыЕГЭ 2018Школа 151Ольга Васильевасоветыкак прошли ЕГЭ-2018Куда сходитьАлые парусаЕГЭ на высокие баллы: личный опытАкадемическая гимназия 56интервьюисторияуниверситетфизикаопросКаталог профессийВостребованныеМинистерство образованияжурфак за и противНовыеспектакльКаталог вузовОГЭВУЗкуда пойти учитьсякем бытькнигивузыИгра престоловВыходныегимназия 19 ОрелмузыкаВКонтактеВсероссийские открытые урокиДевятиклассникамисследованиелайфхаквыпускнойпрофориентациялицензияШкола 2 Березовкалитератураэкзаменыволонтерство
«Читать или не читать?..» Из выступления главного редактора «ПУ» на круглом столе о проблемах детской прессы в Общественной палате РФ 3 июня 2019 года

«Читать или не читать?..» Из выступления главного редактора «ПУ» на круглом столе о проблемах детской прессы в Общественной палате РФ 3 июня 2019 года

Просмотры
148

...Перед тем, как приехать на это высокое собрание, я встретился со своими коллегами, которые тоже занимаются детской прессой. И узнал такую цифру: в 2005 году ассоциация детской прессы в СПб насчитывала семнадцать участников, а сейчас - только четырех. Из них двое в этом году пока не торопятся выходить с номерами, потому что у нас не так давно сменился председатель профильного комитета, и новому человеку еще надо разобраться с хозяйством. И все ждут, потому как без определенности и без грантов, сами понимаете, тяжело. Вот такая ситуация.

Я представляю здесь старейшее ( 1924 г.) детское издание России - газету “Ленинские искры”, которая в 1991 году была переименована в “Пять углов”. Так вот эти “Ленинские искры”  в 1991 были лишены финансирования, и их спасло поначалу частное издательство, а теперь поддерживает частное лицо. За последние тридцать лет государство раза три помогало изданию грантами, но гранты вряд ли покрыли даже сотую часть расходов. И это несмотря на то, что газету выписывали в 64 областях Советского Союза, что она воспитала поколения не только читателей, но и журналистов, неоднократно отмечена была различными, в том числе и правительственными наградами.

Как сегодня живет издание? Три человека выпускают журнал для старшеклассников (в прошлом году, кстати, признанный  лучшим в России), есть сайт, тоже лучший в стране среди детских онлайн изданий, который еще неделю назад за сутки посещало более 30 тысяч читателей и авторов. Есть страничка в вк, около 11 тысяч подписчиков, свой канал в «Телеграме». То есть даже в нынешних суровых условиях реинкарнация издания состоялась, а что касается его географии, то сегодня «Пять углов» вернулись на федеральный уровень — трафик его сайта, например, только на 14% процентов состоит из местных посетителей, остальная аудитория из Москвы ( 25%) и регионов. А кроме того издание регулярно проводит опросы среди молодежи с выборкой от тысячи до трёх тысяч человек. И еще — ежегодно принимает на обучение около ста практикантов из 15 вузов России, сотрудничает с сотнями школьных корреспондентов из разных уголков страны. С их помощью создается «Пабликатор» — тот самый “безопасный” интернет, полезное и увлекательное информационное поле, которое может служить и площадкой для детского творчества, и кладезем полезной, особенно для поступающих, информации, и, одновременно - инструментом воспитания...

Но вернемся к повестке дня. Тут Саша (Александр Александрович Малькевич. — ред.) меня представил как журналиста. Вообще-то, по образованию я учитель и работал в школе, а потом уже около 50 лет — в журналистике, но так или иначе связанной с темами образования и воспитания. И потому прежде чем высказать свои предложения по изданию детской прессы, хочу несколько слов сказать о самих детях и о состоянии школы – мы же, в конце концов, не для себя работаем, а для своей аудитории, а она, эта аудитория находится именно в школе, и к нашей деятельности имеет самое непосредственное отношение. Так что сперва немного о школе. Что там сейчас происходит?.

 В школе, мы знаем, идет реформа, но эта реформа заметна пока лишь по внешнему контуру, влияет на поступление, на баллы, но внутри самой школы мало что меняет. Более того, информация о внутренней жизни школы чаще напоминает сводки с поля боя: там – постреляли, там – издеваются, там – уволили самодура-директора, а там сняли двери в туалете, чтоб не списывали на экзамене... Ну, и так далее.

Почему у нас школа постоянно в хедлайнах? Только потому, что вокруг интернет, блогеры и прочие доморощенные эксперты, и любой факт ради хайпа можно превратить в сенсацию? Допустим, но как тогда быть с той информацией, которую мы всё чаще читаем, слышим, как говорится, уже из официальных источников. Вот лишь несколько свежих примеров: Россия, оказывается, в европейских лидерах по детским суицидам. За прошлый год — едва ли не 800 трагедий, а острые психические заболевания среди подростков у нас встречаются в два раза чаще, чем, скажем, в Чехии! Или вдруг выясняется, что три четверти ребят не любят ходить в школу, у многих она вызывает неприязнь, говорят - нет контакта со взрослыми, взаимопонимания, нет доверия к учителям. 

Во многих семьях, кстати, тоже нет контакта, доверия — об этом говорят уже наши собственные опросы аудитории. Недавно всплыл такой любопытный факт — впервые за многие годы в индексе доверия на первое место вышли не родители, а друзья, в том числе из интернета. 40% респондентов с родителями вообще разговаривают редко, мало, и мы попробовали выяснить, почему. Так вот один девятиклассник на этот вопрос ответил встречным вопросом: «А о чем с ними говорить?». И действительно, какие у нас наиболее распространенные повседневные темы для бесед? «Как дела в школе?.. Поел? …Мусор вынес?» Немного утрированно, но в целом-то на более серьезные темы во многих семьях диалоги «не тянут». И так получается, что мы печемся и беседуем с ними до 10-11 лет, а потом спохватываемся ближе к выпускному, и в результате теряем ту самую связь времён, о которой предупреждал еще Шекспир. Только тогда, во времена театра «Глобус», связь времен распадалась где-то там, на верхах, у королей и небожителей, и чаще всего по своекорыстным мотивам. А теперь распадается «внизу», на молекулярном, а точнее — технологическом уровне. Потому как скорость окружающих изменений такая, что взрослые постоянно опаздывают. Вокруг меняются условия и возможности, образование и стиль жизни, интересы и ценности, и даже отношения между людьми и поколениями! Мы просто не успеваем за ними! Но если уж это отставание имеет столь серьезные последствия, то каким образом мы намерены сохранить эти связи и взаимное доверие, как обеспечивать все эти образовательные,  и уж тем более — просветительские “прорывы”? И самое главное – за счет чего и кого? Или все это придется делать уже за отдельную, дополнительную плату, то есть за счет родителей?

 

 

Теперь о том, какое все это к нам, издателям и редакторам, имеет отношение. Самое непосредственное – нам пора вернуться в школу. Мы ведь там были, помогали и учителям, и родителям, но потом, наравне с менялами и торговцами, остались снаружи, за будочкой вахтера и рамкой металлоискателя. Ради безопасности и по причине безденежья – у школьных библиотек, оказалось, нет денег на подписки детских изданий, а раз нет, то и редакции в школе не появляются, и встречи с писателями, художниками, журналистами и героями их повествований тоже остались там, за порогом. Школьные администрации стало больше волновать не что у ребят в голове, а что в карманах – как бы чего не пронесли, как бы чего не вышло. Главное – баллы и поступление в престижные вузы, а воспитывают пусть папы и мамы.

 

И вот теперь спохватились – баллы и предметные знания – оказывается еще не все. Еще нужен и кругозор, и живое общение, и социальный опыт, который из интернета не подчерпнешь, и эрудиция. Короче, нужно именно просвещение, а не только образование! Ну, так вернемся в школу, поможем ей восстановить привычку читать, а может, и думать, а не только зубрить. Мы понимаем – смена школьного вектора, если не ограничится одними табличками, потребует новые ресурсы, терпения и времени. Не ясно еще, что будет у нашей школы с зарплатами, со штатами, появятся ли там психологи ( или на их место посадят, как уже предлагается, интернет-сержантов, присматривающих за страничками школьников в соцсетях). Не ясно, как удержать в учительской молодые талантливые кадры... Но так или иначе - без помощников и дополнительных ресурсов в одиночку нашей школе тему «Просвещение» не поднять. И вот тут - огромное поле деятельности для детских изданий, редакционных коллективов, художников, писателей, журналистов. Потому что главные задачи, миссия общие — воспитать наших детей успешными и счастливыми!

И отсюда первое предложение — вернуться в школу. Но войти туда через библиотеку и вместе с подпиской, иначе этот поход не имеет смысла. Это значит, что у школьной библиотеки должны быть не только рекомендованный реестр, список зарекомендовавших себя детских изданий, из которых можно было бы выбрать самые популярные, интересные, но и средства на подписку, причем не на два-три, а на 10-20 экземпляров, так, чтобы любой юный читатель мог взять, прочесть и потом передать приятелю экземпляр или даже дома оставить. Главное – приучить читать не только смартфон. Ну, и второе условие, разумеется – финансирование. На самом деле, даже если учесть все 36 тысяч образовательных учреждений в масштабах страны – стоить всё это мероприятие будет копейки. Тем более, если нашим доблестным органам поговорить построже еще с двумя-тремя полковниками – и хватит с лихвой., там счет-то идет на десятки миллиардов! Ну, а если без шуток, то на школьные библиотеки стыдно не найти деньги — и на федеральном, и на региональном уровнях. В регионах на политические акции или выборы тратится в сотни раз более, а ведь такую конкретную помощь оценили бы и учителя, и родители, и общество.

 

Второе предложение, которое слышал от многих коллег, в том числе и от главного редактора замечательного журнала « Костер» — это социальная реклама о роли чтения, особенно формированию навыков чтения у детей и подростков. Чтение, работа с книгой или текстом — это привычка думать, это, ко всему прочему, и личное конкурентное преимущество. И эта привычка на «автомате», в процессе интернет-сёрфинга, не воспитывается.

 

И, наконец, последнее замечание – кто-нибудь занимался, анализировал эффективность распределяемых грантов, смотрел, как выделенные деньги работают, какую аудиторию собирают, каким образом на мнение, на позицию читателей или зрителей влияют? Ведь все это уже давно не тайна за семью печатями, а вполне доступная информация. Какие из нее делаются выводы, какие следуют тематические преференции? И еще, на мой взгляд, изменить надо и порядок выдачи средств поддержки, зачета проектов. Сегодня этот порядок удобен разве что чиновникам для отчетности. Они чаще всего деньги дают за готовый проект, опубликованный продукт. Им и в голову не приходит, что на те полгода или год, что уходят на производство продукта редакции, надо как-то существовать, оплачивать работу по созданию контента, на рисунки, на верстку. На все на это небольшому издательству ссуду в банке брать, что ли? Но если мы хотим делать востребованный продукт, то общаемся с профессионалами, нет оплаты — они займутся другой работой, но издателю-то потом что — собирать новую команду? Вот такой бухгалтерски- бездумный подход более всего вредит, наверное, детским изданиям, потому их число и сокращается! Деньги выделяются, но их распределение организовано таким образом, что порой легче прикрыть журнал или газету и не маяться. Так что третье предложение – разработать более адекватный механизм распределения и учета грантов. Отчетность сегодня — это кипы бумаг, на которые нет ни сил, ни людей. А самое главное — какой результат? Дети стали читать больше или меньше? Количество детских изданий возросло или сократилось? Последний показатель, кстати - самый простой итоговый. И если бы за него чиновники отвечали так же, как за долгострой, или преступность, или бегство инвесторов, у нас было бы, что читать, и было кому!

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
По вашему запросу ничего не найдено
Комментировать