Пять углов



Наши опросы
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
На практику — в ПУ!
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
На дистанции
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

киноподготовка к ОГЭисториякуда поступатьВПРэкзаменыопросШкола 151студия журналистики Калининского р-наволонтерствожурналистикаканикулывузыКаталог вузовЕГЭ-2022рейтингсоветыВУЗЛето в городах Россиикаталог сочиненийМинистр образованияподготовка к ЕГЭпабликаторРособрнадзорСПбГУчто посмотретьсоветы психологаработарецензияаккредитация75 лет ПобедыКак сдать ЕГЭДля гуманитариевпоступлениелайфхакИТМОкак прошли ЕГЭ-2018Ростов-на-ДонуУчительлицензияувлечениявыставкаПроекторияВыходныемузыкакем бытьолимпиадаКаталог профессийпрофориентацияМГУВШЭподготовка к ЕГЭспектакльВостребованныеНовыеинтервьюфестивальМного платятИгра престоловКонцерткарантинприемная кампанияКуда сходитьИван Трояновегэ 2017гимназия 19 ОрелОГЭШкола 2 БерезовкаВсероссийские открытые урокиЕГЭ 2018Лучшее на СтенеНовый годитоговое сочинениеолимпиадыличный опытДевятиклассникамЧто почитатьрусский языквыпускнойлитератураобразованиеМинистерство образованияисследованиеАкадемическая гимназия 56СочинениеНа практику — в ПУ!рейтинг вузовфизикакуда сходить в выходныепутешествиякнигивсё о поступлении 2019информатикаНа дистанцииАлые парусаОльга Васильевашколауниверситетэкзамен
«Такое не все на филфаке делают»: что не так со школьной программой по литературе

«Такое не все на филфаке делают»: что не так со школьной программой по литературе

Рассуждает Елена Демченко

Просмотры
144

«Муму», «Преступление и наказание», «Война и мир» — по силам ли эти спорные произведения школьникам? Стоит ли проходить то, к чему ещё морально не подготовлен детский ум? И что думает о школьной программе молодая учительница, которой вот-вот придётся объяснять этот материал своим ученикам?

Историческая справка

Во времена СССР «школьный канон» менялся в зависимости от того, что происходило в стране. До 1938 года программа по литературе почти полностью состояла из русской классики, а после 1938 ее дополнила советская литература, которая была призвана воспитать достойных граждан нового государства.

Ученики начали проходить Шолохова, Островского, Маяковского. Теперь произведения в школьной программе должны были не только обладать художественными достоинствами, но и отражать государственную идеологию, а также показывать юным читателям примеры трудового и боевого героизма.

Источник: https://bigpicture.ru/kirov-chitayushhij-1960-e-gody/

С годами объем произведений становился больше, а количество часов, отведенных на его изучение, — меньше. Весь материал приходилось сокращать. При этом ученики постепенно вновь начинали изучать Достоевского и «Преступление и наказание», знакомиться с Есениным и Блоком, а также урезанной ранее зарубежной классикой. Сегодня она хоть и прописана в программе, но изучается мало: гораздо больше часов отведено русскому фольклору.


Почему же теперешние школьники так не любят литературу? Причин много: от огромного (что уже само по себе отторгает) списка рекомендуемых книг до насильно навязанных ценностей. Классика кажется скучной, множество произведений — непонятными и, говоря проще, «неактуальными». Донести до подростка, зачем ему читать о помещиках XVIII века, практически невозможно. Зато вполне реально изменить само содержание программы —  тогда, вероятно, станет другим и стиль преподавания.

Что же делать? 

Какими бы бурными ни были споры, с тем, что нужно менять школьную программу, согласны и ученики, и преподаватели. В конце концов, уроки литературы созданы для дискуссий и обсуждений, а не скучных пересказов или проверочных работ по типу  «Какого цвета чемодан был у Чичикова в такой-то главе».

Молодой московский учитель Артем Новиченков в интервью «Aфиша Daily» высказался о необходимости «десакрализации» русской литературы. Мол, мы делаем из книг что-то священное, из писателей — пророков, и это также затрудняет процесс объяснения материала. Школа, уверен Артем, должна отказаться от установки «литература — наше всё, и поэтому должна быть только о высоком», а раз произведение нравственно поучительное, нужно читать его до конца, даже если скучно. 

«Давайте честно себя спросим: почему мы садимся читать художественную книгу? Хотим стать нравственнее, умнее? В таком случае лучше прочесть журнал или посмотреть фильм Би-би-си. Все-таки мы читаем книги для удовольствия, для развлечения».

Также Новиченков критикует методику преподавания: литература в школе — на самом деле литературоведение, потому что ученик с преподавателем говорят не столько о содержании текста, сколько о его построении. 

«Ну и еще этот претенциозный вопрос «Что хотел сказать автор?», варварски искажающий и упрощающий саму идею искусства. Потому что мы не можем знать, что хотел сказать автор тогда, двести лет назад. А может быть, он сказал вовсе не то, что хотел или замышлял?»

А вот Ани Петрс в материале «Читать нельзя пролистывать...» говорит, что книга должна прежде всего соответствовать возрасту своего читателя: «Почему детям скучно читать про Григория Печорина, Сонечку Мармеладову, Наташеньку Ростову, Евгениев — Онегина и Базарова, Митрофанушку, Настеньку, Лизоньку, Машеньку? Не потому, что они ленивые, глупые, рассеянные, невежды и прочее; не потому, что там сложный язык, устаревшие слова, большой объем. Но потому, что вопросы, которые поднимаются в этих текстах, не актуальны для них». 

Мы также поговорили с будущей учительницей Ксенией Ануровой из Москвы. В следующем году она оканчивает Московский педагогический университет, но уже имеет опыт преподавания.

«Конечно, я согласна, что программу нужно менять. Надеяться, что дети в пятом классе поймут то, что им еще просто не дано понять, — глупо. Глупо расходовать их время на это, глупо расходовать время учителя. Им нужно давать произведения, которые соответствуют их развитию, их жизненному опыту. Учитель вынужден сложные произведения упрощать, объяснять их на примитивном уровне. Грубо говоря, «Войну и мир» и «Преступление и наказание» приходится объяснять на уровне сказки про репку. В «Муму» с пятого класса дети помнят только то, что собачку жалко.

Чего не хватает в программе? Того, что соответствует уровню развития и интересу ученика. Мальчикам в двенадцать лет хочется читать про приключения, про фантастику — давайте включим это в программу. Девочкам в пятнадцать интересно про первую любовь — давайте читать это. Они влюбятся в литературу, они спроецируют эти истории на себя, поэтому потом захотят взять в руки другие книги, они захотят открыть «Преступление и наказание», когда будут готовы к этому уровню моральных проблем».

Ксения Анурова, личный архив

Для пояснения Ксения приводит аналогию: «Младенец должен пить грудное молоко либо искусственную смесь. Можно дать ему вместо этого огурцы, помидоры, мясо — всё, что содержит такие же витамины. Но такая пища не усвоится, она не для грудного ребенка. То же самое с литературой: в школе надо давать «грудное молоко» или «искусственную смесь» — то, что ребёнку по уровню».

На очных занятиях Ксения всегда спрашивает своих учеников, прочитали ли они то или иное произведение. И часто слышит ответ: «Нет».

«Они могут максимум посмотреть сериал или фильм, прочитать краткое содержание или чей-нибудь анализ в интернете. Но чтобы сесть и внимательно прочитать всю книгу целиком — такое не все на филфаке делают. Так зачем нам обманывать друг друга, обманывать систему образования, если её нужно просто поменять?»


О том, как менялась программа по литературе в течение последних ста лет, мы рассказывали здесь



Комментировать

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое