Пять углов



Наши опросы
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
На практику — в ПУ!
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

Школа подарила мне душевные расстройства. Учительский буллинг,
часть первая

Школа подарила мне душевные расстройства. Учительский буллинг, часть первая

История о том, как конфликт с несправедливой химичкой чуть не закончился личной трагедией

Просмотры
1070

Для многих школьные годы остаются в памяти, как веселая пора. Но есть и те, кто, наверное, до самой старости будет просыпаться в холодном поту от кошмаров выпускного класса. И речь идет не об экзаменах, а о травле и унижениях, которые становятся нормой, нежели инцидентом. Жестокие дети, недолюбленные родителями – скажете вы. Самодурство и деспотия преподавателей  скажу вам я. Да, это весьма деликатная проблема, и я не отрицаю того факта, что многие подростки просто невыносимы, и учителям остается только посочувствовать. Но сегодня я поделюсь историями, которые могли закончится трагедией, потому что «педагог» не всегда способен отличить строгость от унижений.

Предыстория


Конец девятого класса, весна. На душе тоскливо, ведь скоро придется расстаться с любимыми одноклассниками. Мы как-то негласно решили не грустить последние дни вместе. Особенно сильно нас сплотило отношение учителей. Нас считали отбросами из-за хромающей дисциплины, постоянно ставили в пример «а» класс, где учились заурядные, ничем не отличающиеся друг от друга подростки. Идеальные звенья для будущей системы, правда? 

Свой класс больше всего я любила за непохожесть. Знаете, когда в одном помещении собраны 30 абсолютно разных ярких людей, и каждый обладает собственным мнением, уроки проходят весьма эмоционально. В каждом из своих одноклассников я видела огромный потенциал. Мы были будто лет на пять старше своей параллели. Наверное, поэтому нас не любили. А еще потому, что мы могли дать отпор.

Каждый из нас конфликтовал с педагогами не по одному разу, но это были мелкие ссоры. Заступались и за себя, и за одноклассников, которые были чуточку скованнее. Но все заканчивалось мирно. Некоторые учителя даже восхищались тем, что мы скорее стая, нежели стадо. Но были и такие преподаватели, из-за которых хотелось поменять школу.

В один теплый майский день девятого класса шел урок химии. За пару недель до выпускного рвение учиться пропало окончательно, а поэтому под конец урока Виктории Натановны (все имена и фамилии героев изменены из этических соображений) нам было куда интереснее шептаться друг с другом, чем пытаться запомнить формулу какой-нибудь дезоксирибонуклеиновой кислоты. И вот терпение химички лопнуло, и она решила пройтись колкими замечаниями в адрес каждого ученика. 

Особенно хорошо учительница прошлась по нам, ее «любимой» троице. Она питала особую ненависть ко мне и двум другим девочкам, узнав о дурной никотиновой привычке. Честно, меня удивляет это до сих пор. Разве курение как-то влияет на знания или делает людей плохими? «Ты, Стенникова, чего смеешься, дай бог, чтоб хоть ПТУ закончила, а Звягина будет полы мыть там. А тебе, Базылевич, вообще на панель надо идти!» – Виктория Натановна будто толстой книгой ударила этими словами весь класс по головам. И это сказал педагог?! Мы все будто онемели – настолько были шокированы. Трудно сказать, почему учительница нагадала такую судьбу девочкам. Со мной было все понятно: мне никогда не нравилась моя внешность, и свои комплексы я пыталась скрыть за маской яркого макияжа.

Всех собак повесили

Как потом оказалось, эта ситуация задела не только нас троих, но и всех одноклассников, и они решили заступиться за нас. После урока они написали анонимную докладную на Викторию Натановну и ее профнепригодность. С невероятной скоростью химичке об этом сообщили, однако никаких разбирательств в ее сторону не было. Зато Виктория Натановна решила, что это мы втроем написали на нее жалобу, и решила пожаловаться на нас в ответ, якобы мы раз за разом срываем ее уроки. 

Нас тут же пригласили с родителями на комиссию, где должна была решиться наша дальнейшая судьба. Войдя в кабинет, я увидела четырех враждебно настроенных женщин и виновницу праздника жизни. С порога мне и моей маме вместо «здравствуйте» полетел странный вопрос: «А где ваш папаша?» Странно, почему их это интересует. «Он вахтовик. Этот месяц на работе», – стерпев такую наглость, максимально спокойно ответила мама. Далее было очень много бесполезного и зачастую неправдивого трепа между этими учительницами. Затем обо мне поведали много нового. 

Оказывается, я безотцовщина, папа нас бросил (это, разумеется, не так), своим поведением я пытаюсь привлечь к себе внимание, потому что мама тоже на меня наплевала, и вообще я сорняк, предоставленный сам себе. От этого монолога мне хотелось кричать. У меня полная семья, где все любят и понимают друг друга, и я стараюсь быть тактичной, но никогда не промолчу, если сталкиваюсь с несправедливостью. В голове был один вопрос: «Какое право позволяет учителю так нагло смеяться в лицо ребенку?» Меня стали запугивать отчислением, предлагали уйти самостоятельно, но я стояла на своем. Я пойду в 10 класс. В этой школе. 

Решили пригласить учителей, по предметам которых стояли пятерки. Подойти смогла только учительница русского языка и литературы. Ее попросили дать мне характеристику. Услышать то, что я уникальная девочка, с нестандартным мышлением и весьма талантливыми творческими работами они не ожидали никак. Преподавательницу оборвали на полуслове и начали ей внушать, что это только ее видение, а на самом деле я бездарь и паразит на теле общества. Больно мне стало, когда эта учительница искренне пыталась продолжить защищать меня. Предложила почитать мои работы, принести мои грамоты и сертификаты за все года обучения, чтобы доказать, что я имею право доучиться до 11 класса. На что ей в грубой форме предложили идти, мол, мы вас уже поняли, но нас это не интересует. 

Я поймала на себе растерянный взгляд учительницы, и у меня покатились слезы. Мама подошла, чтобы меня обнять и успокоить, на что цербер в юбке ей рявкнула: «Сядьте, мамаша». Очень сильно хотелось закричать. Они могут говорить в мой адрес что угодно, но затыкать рот одному из самых добрых и искренних преподавателей я позволить не могла. 

В порыве гнева и отчаяния я перешла на личности. Не побрезговала упомянуть, что учительница русского и литературы в свое личное время приглашала нас разобрать то, с чем у нас трудности. Что это тот самый учитель, который будет устраивать проверочные по одной и той же теме до тех пор, пока на хорошую оценку не напишет даже самый заядлый двоечник. А Виктория Натановна же славилась тем, что на своих факультативах толком ничего не объясняла и постоянно твердила, что учитель должен лишь наставлять, а готовиться нужно с родителями и репетиторами. И, кстати, любопытный факт: платные факультативы Виктории Натановны строятся абсолютно иначе: она охотно рассказывает материал, внимательна к детям. Неужели мнение такого учителя авторитетнее?

Суд над самим собой 

В тот вечер мне показалось, что я стала старше еще на пару лет. Эти люди окончательно раздавили во мне веру в справедливость, положили конец моему детству. Я начала понимать, что так выглядит взрослый мир. Это событие подтолкнуло меня на депрессивные мысли. Мне тогда казалось, что можно пережить все: и неразделенную любовь, и насмешки сверстников, и недопонимание взрослых. Но пережить отвращение к этому миру и жизненной несправедливости не получалось никак. Мне пришло осознание того, что так будет всегда и везде. Что я – беззащитная букашка, и никто не в силах за меня заступиться. 

Было невыносимо больно, но нельзя было показать этим педагогам, что они меня сломали. И вот как-то на уроке Виктория Натановна при всем классе решила вернуться к этой теме. Причем ее фраза не просто прервала тишину, – она навсегда врезалась в моей памяти: «А знаешь что, Базылевич? Я ведь сначала хотела воспрепятствовать тому, чтобы тебя взяли в 10 класс. А как узнала, что гуманитариев берет Чумакова, поняла, что сделаю все возможное, чтобы тебя туда взяли. Сталина Иосифовна чужих не любит. Она на тебе за всех нас оторвется», – с ехидной улыбкой прошипела Виктория Натановна. 

Я была вынуждена все оставшееся время до выдачи аттестатов не поддаваться на провокации и не зачинать конфликты. Я игнорировала буквально каждое слово этой женщины. Я перестала с ней здороваться и считать за учителя. Кстати, от ребят из других классов я еще ни раз услышала о том, что меня плохо воспитали родители, раз я неуважительно отношусь ко взрослому человеку, тем более педагогу. Никто даже не задумывался, как этот педагог травил многих моих одноклассников и меня в том числе все эти годы. Так почему я должна уважать человека только потому, что он дышал на 30 лет дольше меня? Почему я должна уважительно относиться к человеку, который поливает нас помоями? В общем, я старалась нигде не пересекаться с Викторией Натановной, кроме уроков. Но после ее фразы мою душу терзали мысли о том, кто же все-таки такая Чумакова, и что меня ждет в следующем учебном году… 

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
Комментировать