Пять углов



Наши опросы
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
На практику — в ПУ!
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

фестивальРостов-на-Донуинформатикакуда сходить в выходныекиноМинистр образованияМинистерство образованияолимпиадаличный опытлитератураподготовка к ОГЭпоступлениевыставкаШкола 2 БерезовкаспектакльОльга Васильеваувлеченияканикулывсё о поступлении 2019исследованиевыпускнойрейтингпрофориентацияИгра престоловНа практику — в ПУ!Девятиклассникамприемная кампанияЕГЭ 2018Каталог вузовКуда сходитьсоветы75 лет Победыподготовка к ЕГЭпабликаторподготовка к ЕГЭкак прошли ЕГЭ-2018ОГЭВыходныежурналистикаКак сдать ЕГЭсоветы психологачто посмотретьисторияНовыелицензиякнигиВсероссийские открытые урокиПроекториярейтинг вузовработаМГУлицей 393лайфхакВостребованныеуниверситетолимпиадыВПРДля гуманитариеввузыВУЗаккредитацияЛето в городах РоссииЛучшее на СтенефизикаИТМОКаталог профессийэкзаменегэ 2017Академическая гимназия 56Сочинениекем бытьдистанционное обучениеШкола 151каталог сочиненийэкзаменыгимназия 19 ОрелАлые парусакуда поступатьСПбГУкарантинобразованиеМного платятопросрецензияНовый годволонтерствоинтервьюпутешествияКонцертКем быть?студия журналистики Калининского р-нашколаРособрнадзоррусский языкВШЭитоговое сочинениеИван ТрояновУчительмузыка
Голоса блокадных дней: читаем дневники

Голоса блокадных дней: читаем дневники

Составила Екатерина Шляхтина, школа №7 им. О.Н. Мамченкова, г. Елизово

Просмотры
377

27 января 1944 года – день полного снятия фашистской блокады Ленинграда. Да, большинство как минимум слышали про тотальный голод, пайки хлеба и непрерывные бомбежки. Только вот вряд ли мы когда-нибудь и близко сможем представить, что ощущали при этом сами блокадники. 


Пожалуй, лучший способ приблизиться, прочувствовать те страшные события, понять людей, которые фактически оказались в родном городе в положении бесправных заключенных – это прочитать их дневники. Мы собрали подборку из нескольких. Гарантируем: знакомство с ними навсегда изменит ваш взгляд на блокаду.

Елена Мухина «Блокадный дневник Лены Мухиной»


Когда началась война, ленинградской школьнице Лене Мухиной было всего шестнадцать лет. Записи вести она начала в мае – всего за месяц до вторжения фашистов в СССР. 

В дневнике вы не увидите витиеватых фраз и длинных описаний, и это  – его главный плюс. Как и положено девушке в ее возрасте, Лена писала  своих чувствах и переживаниях. Листая страницы, мы видим, как сильно меняется девушка. В начале она думает об оценках, рассказывает о друзьях, переживает о первой влюбленности. К концу записей уже ни на что нет сил : настолько Лена истощена. 

Но девушка выжила, отучилась на художника. А вот тетя, заменившая ей маму, погибла в блокаду.

Как после вспоминала семья Лены, позднее она никогда не упоминала о дневнике и не рассказывала о военном времени. 

Ксения Ползикова-Рубец «Дневник учителя блокадной школы»


Когда говорят о мужестве ленинградцев, почему-то забывают о школах. А это ведь как раз показатель стойкости: несмотря на сильнейший голод, регулярные обстрелы и отсутствие минимальных условий для выживания, блокадники не забывали об учебе: занятия продолжались.

Ксения Владимировна во время блокады работала учителем истории. Ее дневник написан красивым художественным языком, что отличает его от других. Все-таки многолетний опыт работы учителем и прекрасное образование сыграли свою роль. 

Да и вообще, Ксения Владимировна  –  образец умной и сильной личности, настоящего учителя. Она никогда не позволяла себе дать волю чувствам, панике, всегда ставила на первое место долг

Ей очень хотелось остаться помогать в госпитале, она опродолжала вести уроки. Потому что должна

Ее сердце разрывалось от мольбы ученицы позволить унести ей суп домой, оно она отказала. Так надо.  

И этим чувством долга и ответственности пронизан каждый поступок женщины. Всю войну Ксения Владимировна учила детей. Она пережила блокаду, но умерла спустя пять лет, в 1949 году. 

Борис Капранов «Дневник Бори Капранова»


Как и Лене Мухиной, Боре на момент начала войны было шестнадцать лет. В сентябре сорок первого семья мальчика эвакуировалась в Ленинград, еще не зная, каким адом станет это место. Боря так и называл город  – ад. 

После безуспешной попытки уйти на фронт, юноша остался в Ленинграде и подробно описывал свою жизнь в дневнике. В начале февраля 1942 Боря вместе с группой комсомольцев ушел из города по Дороге жизни и погиб. Останься он еще на два месяца в городе –  его бы эвакуировали вместе с семьей. 
Спустя больше полвека, в 1996 году, старший брат Бори передал его дневник в Музей обороны и блокады Ленинграда.

Дневник Юры Рябинкина

Этот дневник можно найти в «Блокадной книге» Алеся Адамовича и Даниила Гранина. Писал он сжато, кратко, но сложно вспомнить другие дневники, оставляющие такое гнетущее впечатление. Заметки часто обрываются на полуслове, а ближе к концу становятся совсем сумбурными — от голода мальчик уже не мог ясно соображать. 

Его дневник — исповедь умирающих детей Ленинграда, которые до последнего не понимали, что их детство и жизнь так скоропостижно кончаются.

Юра, к сожалению, не пережил блокады и погиб в 1942 году в возрасте 16 лет. Хотя  его младшая сестра до сих пор верит, что он мог и выжить: никто не знает точных обстоятельств его смерти.

В последний раз 8-летняя Ира видела старшего брата в начале января 1942 года.


Ольга Берггольц «Блокадный дневник (1941-1945)»

Ольга Берггольц  — голос окруженного Ленинграда. Именно она автор строк «Никто не забыт, ничто не забыто».  Даже когда читаешь ее прозу в виде дневников, все равно возникает ощущение, что это поэзия, настолько прочувствованы, выстраданы ее слова. 

Долгое время Берггольц запрещали говорить об ужасах блокады, да и в принципе цензурировали эту тему — дескать, страна не так уж сильно и пострадала от лап фашистов, и уж точно огромный Ленинград не остался умирать. Так что этот дневник – выплаканная песня о жизни растерзанного блокадного города.


Самое страшное – когда смерть начинает казаться чем-то обыденным, когда ты настолько истощен, что уже не в состоянии чувствовать голод, когда ты уже почти умер и, понимая, что уже не спастись, оставляешь частичку себя в своих записях. Это честно, искренне и жестко: ведь это не было предназначено для посторонних глаз. Это – правда.

Чтение дневников впечатляет гораздо больше концертов, фильмов, парадов и салютов. Так что если хотите сохранить память — откройте книгу и дайте голосам блокадных дней снова зазвучать спустя 77 лет.




Комментировать

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое