Пять углов



Наши опросы
Колонка редактора
Девятиклассникам
Портфолио
На практику — в ПУ!
Развлечения
Каталог профессий
Каталог вузов
Каталог сочинений
Каталог увлечений
Наши авторы
Вопрос в редакцию
Контакты
О нас
Архив номеров
Журнал старшекласcников
|

итоговое сочинениеВсероссийские открытые урокивсё о поступлении 2019ВПРкаталог сочиненийМинистерство образованияолимпиада75 лет ПобедыИТМОкем бытьвузылицензияМинистр образованиястудия журналистики Калининского р-наприемная кампанияаккредитацияИван ТрояновКуда сходитьгимназия 19 ОрелВШЭфизикарусский языкКаталог вузовмузыкакуда пойти учитьсяегэ 2017волонтерствоОльга ВасильеварецензияПроекториякуда сходить в выходныеСочинениесоветыпоступлениеуниверситетлицей 393лайфхакжурналистикакуда поступатьподготовка к ЕГЭпабликаторНовыефестивальАлые парусаКаталог профессийподготовка к ЕГЭВыходныеШкола 2 Березовкаподготовка к ОГЭКак сдать ЕГЭНа практику — в ПУ!Много платятшколакарантинлитератураНовый годэкзаменыАкадемическая гимназия 56профориентацияДля гуманитариевкак прошли ЕГЭ-2018экзаменОГЭУчительвыставкаДевятиклассникамолимпиадыКонцертРостов-на-Донукнигиличный опытопросМГУработаЛето в городах РоссииЛучшее на Стенеувлечениядистанционное обучениеспектакльисторияобразованиечто посмотретьвыпускнойВУЗЕГЭ 2018ВостребованныекиноРособрнадзорпутешествияканикулысоветы психологаисследованиерейтингрейтинг вузовШкола 151Кем быть?Игра престоловСПбГУинтервью
Форточка. Маленькая история большой войны

Форточка. Маленькая история большой войны

Рассказала Анастасия Шереметьева, школа №10, г. Ногинск. 2020 год.

Просмотры
571

Я проснулась ночью от дикой духоты. Поднялась на кровати, потёрла глаза. Форточка закрыта, шторы задвинуты. «Баба Нюра, снова закрыла», - подумала я про себя. Будь я дома, то давно бы распахнула окно. Но не здесь, не у бабушки. Я присела на подоконник и слегка прислонилась к холодному стеклу. Сна ни в одном глазу. В голове роились воспоминания о лете, в которое я первый раз приехала в деревню.

Маленькую меня с собой не брали, оправдываясь словами «убежишь и не найдем», «а вдруг коров испугаешься», «с печки свалишься». Я со смирением принимала приговор, пока мне не стукнуло десять.

На тот момент я была достаточно взрослой, чтобы не бояться коров, а потому напросилась в деревню. Кто бы знал, чего мне это стоило! Часовая лекция «о безопасности в деревне», двадцатиминутная история о семейном древе и тридцатиминутная (как оказалось, самая интересная) о бабе Нюре. Анне Ивановне, то есть.

Дорога тянулась мимо полей, лесов и редких сёл с маленькими домиками. Иногда появлялись стога сена и пасущиеся рядом с ними козы. Ехать было скучно, а потому меня постоянно клонило в сон. 

Не помню первые впечатления от деревенских пейзажей, но бабушку полюбила сразу. Вот как увидела - так и полюбила! Улыбка у неё такая добрая, руки теплые и пахнут пирожками. А когда она что-то рассказывает, чувство, будто весь мир только её и слушает. К слову, сейчас бабе Нюре 92, и она в полном расцвете сил! Сама ухаживает за огородом и животными, убирает в доме, стирает и печёт вкуснейшие шанежки. Бывает, сядешь с этой булочкой на веранде, бабушка устроится рядом и начнёт вспоминать своё детство.

«Когда Ленинград окружили, мы и не думали, что надолго. Еды и воды поначалу не экономили, тепла тоже. Все знали, что русская армия сильная, что они сразу же нас спасут! Но прошел месяц, второй третий… Холод жуткий, голод, мылись все в одном тазу, дай Бог, раз в неделю, -  рассказывала бабушка.  -  Сначала нас мыли с сестрой, пока вода горячая, потом мама мылась сама, а грязная, холодная вода доставалась отцу. Хлебную корку делили по крошкам, про конфеты совсем забыли и всё больше корили себя за то, что когда-то отказывались есть щи.

Сестра, звали её Машей, была младше меня, совсем слабенькая и часто болела. Мы любили открывать с ней форточку, совсем чуточку, чтобы «слушать улицу». Однажды ночью она попросила сделать так снова. Я не хотела, ведь мы были в постели и не очень тепло одеты. Но она так просила, а я так любила её, что не смогла отказать…

На следующее утро у неё случился жар. Маша много спала, почти ничего не ела и, казалось, была уже не с нами…Через три дня сестра умерла. У родителей не было лекарств, чтобы вылечить её, а у меня не хватало сил, чтобы рассказать про форточку.

С того времени и до конца блокады в нашем доме больше не открывались окна. А если и открывались, то тайно закрывались мной обратно».

 … Я поднялась с подоконника. Первые лучи солнца уже покрывали верхушки деревьев в саду, но вставать было ещё рано. Я легла в постель и укуталась в одеяло. Не хочу, чтобы бабушка беспокоилась. И ещё… Пусть лучше мне будет жарко, но никогда, никогда не будет войны!




Комментировать

Читайте также

Привязка статьи к блоку

ID статьи:
Сохранить
Самое читаемое
По вашему запросу ничего не найдено